endegor (nikolai_endegor) wrote,
endegor
nikolai_endegor

Categories:

Про Брысю

Вообще-то фотоиллюстрации к литературному произведению дело очень рискованное, если не сказать безнадежное. Ну как фотографу сравниться с художником, который двумя росчерками карандаша может рассказать о сюжете или о герое то, на что фотограф возможно потратит дни работы? А уж если главным героем книги является собака...

Но мне очень понравился текст, и я решил попробовать.




У этой книги два полноправных автора - хозяйка Ирина и ее говорящая собака Брыся. Вот они:

Героини (фотография для обложки)





Пролог
"Я стояла у окна и смотрела в глубину сада, туда, где начинался лес. Мысли исчезли, и их место заняли нечеткие, похожие на выцветшие фотографии, воспоминания. Бездонная воронка памяти затягивала меня все глубже и глубже, выхватывая лишь то, что было особенно дорого сердцу. Возвращаться оттуда мне не хотелось, но выбора не было.

Я окинула взглядом кухню: нет, вроде бы ничего не осталось. За исключением моей памяти, в доме больше ничто не говорило о том, что всего двадцать четыре часа назад здесь жила одна замечательная собака. Пятнадцать лет пролетели незаметно. Мои юность и зрелость, университеты и работы, три языка и две страны, путешествия в чужие души... Я ощущала ее присутствие даже тогда, когда нас разделяли тысячи километров. Теперь мне надо будет научиться жить заново, храня на дне рабочего портфеля лишь ее потертый кожаный ошейник."





Гл. 4
"Углубившись в воспоминания, я зашла на сайт знакомого питомника в Москве. Интернет отозвался пустотой, сказав, что сайт и питомник закрыты в связи со смертью хозяйки. Я искренне расстроилась, и тогда, наудачу, набрала по-русски просто «кокер, питомник». Первый же выпавший сайт пробудил во мне смутные воспоминания: лицо хозяйки питомника показалось мне знакомым. Мы точно виделись, наверное, на выставках, примерно пятнадцать лет назад...

Я нажала на ссылку «Щенки». С единственной фотографии, размещенной в этом разделе, на меня смотрел... клоун. Выражение его морды было совершенно невозможно описать, настолько оно было смешным. Я расхохоталась, не без сожаления понимая, что везти щенка из России – это полное безумие, и об этом не стоит даже мечтать. Я закрыла страницу. Побродив еще немного по страницам французских питомников, я поняла, что ничего не понимаю в предложениях – шквал информации, фотографии, родословные... Как решить? Я вернулась на тот, русский, боясь в душе, что клоун мог вдруг куда-то исчезнуть. Но фотография была на месте."





Гл. 6
"Брыся была так утомлена дорогой и новыми впечатлениями, что, едва я положила подстилку на пол, она свернулась на ней клубочком и тут же заснула. Мы с ЖЛ поднялись в спальню, поболтали немного и погасили свет. Не успела я закрыть глаза и настроиться на сонную волну, как снизу раздался отчаянный вопль:
- Мама-а-а! Ма-ама-а-а!
Я одним прыжком выскочила из кровати и побежала вниз"




"- Мне снилось, что я потерялась в аэропорту... – пробормотала Брыся и жалобно заглянула мне в глаза...
- Посиди со мной! Пожалуйста!
Закутавшись в плед, я прилегла на диван. Брыся положила мне голову на колени и послушно закрыла глаза. Я терпеливо ждала, когда же она заснет, но, стоило мне пошевелиться, как она просыпалась и смотрела на меня так умоляюще, что у меня не хватало духа оставить ее одну. Потом заснула и я."





Гл. 9
"Мы торжественно установили клетку, я постелила внутрь ее меховой коврик. - А где же мати-вация? Где-е-е? - заныла Брыся. - Видишь сыр? – я показала ей кусок сыра, который остался от бутерброда. Она сглотнула слюну. - Если хочешь его получить, то иди в клетку!"




"- Какая ж это мати-вация, если это просто сыр? – возмутилась она, высунув голову наружу. – Так бы и сказала - «сыр»! И сразу все понятно!
- Ну, извини. - ответила я. - Так что, ты выходишь или будешь там сидеть?
- А ты мне сыра еще дашь?
- Дам, если просидишь тихо десять минут. А я буду считать. Как скажу «шестьсот», значит, время вышло. А ты слушай, чтобы не пропустить. Идет?
- Идет-идет! – страстно закивала Брыся. - А это что такое «шиссот»?
- Это такое слово специальное, для того, чтобы сказать, что упражнение закончилось и сейчас будут кормить. Запомнила?
- Запомнила! Шиссот!"





Гл. 10
"- Ладно, давайте я вас провожу за стол. – сказала Жозетт махнула рукой вглубь ресторана. – Я Вашего мужа посадила вон туда, в угол. Мы прошли за стол. Жозетт выдала нам меню и заботливо спросила:
- Может, вашему щенку воды принести?
- Никакой я не щенок! Я – взрослая собака! – возмущенно крикнула Брыся и спряталась под стол."





Гл. 11
"И правда, это была мышь. Она безнадежно прилипла к вишневому варенью, протекшему из лопнувшей банки на бронзовый подносик, стоявший на полу. Варенье успело основательно загустеть, и обездвиженная мышь жалобно стонала, лежа на боку. Судя по ее причитаниям, она оплакивала свой последний день. Хорошая смерть, подумала я, - умереть в луже варенья на старинном подносе...
- Что делать будем, как думаешь? – спросила я. - Мыши, конечно, существа вредные, но оставлять мучиться любое животное – бесчеловечно, а убивать – рука не поднимется. По крайней мере, у меня.
- И у меня! - закивала Брыся. – А давай ее спасем!"




"Брыся сделала чрезвычайно скорбное лицо. Весь ее вид выражал крайнее послушание и абсолютное отсутствие неправильных, с моей точки зрения, намерений.
- Ладно. - сказала я специальным педагогическим голосом. – Но ты, Брыся, слушай меня внимательно: я, конечно, поставлю банку возле камина, но если ты ее случайно перевернешь, и мышь сбежит, то пеняй на себя.
- Не сбежит, мама! – моментально оживившись, страстно закивала Брыся. - Я даже близко не подойду! Я глазами только!..."





Гл. 16
"- Ты, правда, думаешь, что я могу выиграть? - Правда!
- Ну, если правда, то тогда я попробую. Только если у меня не будет получаться, то я не пойду на выставку, ладно? Может, начнем прямо сейчас? Мы пошли на набережную реки, на самый край деревни. Стоял вечер, и желтый свет фонарей сонно отражался в воде. Я достала из кармана пакетик с заранее нарезанным сыром.
- Мати-вация! – радостно воскликнула Брыся.
- Теперь смотри: твоя задача – бежать точно рядом со мной, не подпрыгивая. Уяснила?
- А если я все-таки подпрыгну? – заволновалась Брыся. – Точнее, это мои лапы сами подпрыгивают! Я даже им иногда говорю: «Ну что вы всё прыгаете, лапы?». А они продолжают! – закончила она возмущенно."




"Брыся смотрела на лапы и что-то приговаривая вполголоса. Добежав до исходной точки, мы остановились, чтобы перевести дух.
- Ну как? – спросила я. – Получается?
- Ага! – кивнула Брыся. – Я их уговариваю не подпрыгивать. Вроде слушаются!
- Точно! Хорошо бегут! – я погладила ее по голове. – Может, хватит на сегодня?
- Нет, давай еще раз! – сказала Брыся. – А то им надо закрепить полученный результат! С помощью мати-вации!"





Гл. 16
"- Ой, ... уморила! – заржал во все горло доберман и театрально рухнул прямо на клумбу. – На выставку она идет! Ты хоть себя в зеркало видела?!
- Нет, а что? – насторожилась Брыся.
- Не слушай его, - сказала я мягко, - пойдем домой.
- Нет, а что!? – повторила опять Брыся, обращаясь к доберману, продолжавшему кататься по клумбе. Ему было так смешно, что он даже дрыгал ногами от смеха.
- Да ты же на чучело похожа! – вдруг заорал он и, подскочив пружиной, приземлился на все четыре лапы. – Ты же худющая, как щепка! И хохол на голове у тебя, как у попугая! И шерсть у тебя кудрявая! Какая выставка?! Не ходи! Все смеяться будут! Уродина-а-а!"




"Наконец, за неделю до выставки, я объявила Брысе, что час стрижки настал. Осознав всю важность предстоящего процесса, Брыся дала себя помыть, завернуть в полотенце и уложить на диван – обсыхать."





"Я высушила ее феном, расчесав и оттянув упрямые кудряшки. Серебро ее шерсти заблестело, переливаясь под светом ламп. Я взяла в руки филировку:
- Давай сюда свой хохол! Сейчас отрежем...
Она послушно подставила голову. Ее кудри белым кружевом посыпалиль на стол. Потом стрижка пошла своим чередом, и, через три часа, я чувствовала себя, по меньшей мере, Пигмалионом: из беспорядочного клубка шерсти постепенно проявился настоящий кокер: квадратный, с красивой головой и удивительно элегантными линиями плеча и шеи."





Гл. 17
"Первая брысина выставка была маленькой и глубоко провинциальной, о чем я решила ей не рассказывать. Чтобы она не расслаблялась, я решила все делать так, как-будто мы собирались, как минимум, на Чемпионат Франции. Все было продумано до мелочей, включая мой наряд: выгодно подчеркивающие брысин темно-серебряный окрас серые брюки, прекрасно сочетающаяся с моими рыжими кудрями голубая рубашка и черные туфли на небольшом каблуке. Увидев нас вместе, ЖЛ только покачал головой:
- Я даже не знаю, - сказал он с французской элегантностью, - то ли она прекрасно смотрится на твоем фоне, то ли ты – на ее... "




"Закончив диктовать ассистенту описание, судья попросил поставить Брысю в последнюю стойку на полу. Тут ее нервы все-таки сдали, и она запросилась на руки, категорически отказываясь оставаться неподвижной.
Махнув рукой на результат, я подняла ее на руки и крепко прижала к себе. Судья распределил места: первое досталось Шоколадной Шарлотке д’Альмамур, второе – Брысе, а третье - Канелли из Садов Лоаны. Судья пожал мне руку, торжественно поздравил и вручил описание."





Гл. 18
"Я спустила Брысю на пол. Она обнюхала мою ногу и попыталась зализать ранки, оставленные острыми, как перочинный нож, зубами джека. Я остановила ее жестом – любое прикосновение, даже собачьего языка, было болезненно. Мы переглянулись. - Больно? – спросила Брыся. – Может, все-таки... Она облизнулась.
- Спасибо, не надо, - ответила я, - я как-нибудь сама."





Гл. 19
"Я набрала воздуха в легкие и, сама от себя не ожидая, сказала:
- Я Вам предлагаю сделку. Мне совершенно очевидно, что Вам нужна помощь. Я – психолог. Вы приходите ко мне поговорить, я не подаю на Вас в суд. Вы согласны?
- Ладно. – буркнул он и, не попрощавшись, повесил трубку. Я посмотрела на Брысю.
- Ну и ха-а-а-ам! – восхищенно протянула она. – Но ты его здорово уделала, я тобой горжусь!"





Гл. 23
"Согласно процедуре, все побежали по кругу. Некоторые собаки весело крутили хвостами, другие, стесняясь, пытались тянуть поводки в самых непредвиденных направлениях. Это был всего лишь класс юниоров, им было простительно, ведь у них за плечами не было большого опыта. Потом все остановились, и, согласно очередности номеров, собакам было предложено пройти на персональный осмотр. Время тянулось катастрофически медленно. У моему удивлению, Брыся дала судье осмотреть себя со всех сторон, заглянуть в рот, ощупать кости... Сквозь видоискатель я отчетливо видела, как она буквально улыбалась, стоя на столе. "




"- Эй, зазаборный! – негромко крикнула Брыся, высовывая голову из окна. – Выходи, чего скажу!
- Это ты что ли, мелочь? – ответил доберман, зевая и потягивая лапы в разные стороны.
- Я! – гордо ответила Брыся. – Я первое место заняла! На Чим-пи-анате!
- Ничего себе! – протянул доберман, вытаращив от удивления глаза. – Когда это?
- Только что! – хихикнула она. – Смотри, а у меня хохла больше нет! И прическа!
Она покрутилась за стеклом, показывая себя с разных сторон.
- Ничего себе... – повторил доберман и, совершенно неожиданно, во все горло, заорал:
- Наша Щепка победила!
Со всех окрестных дворов тут же в ответ донеслось собачье многоголосье:
- Ура-а-а-а! Щепка победила! Ура - Щепке!"





Гл. 25
"Лишенная возможности проявлять какую-либо инициативу, Брыся подолгу дулась и упрекала меня в бесчеловечности, пока, сжалившись, я не выдала ей ненужную коробку, уточнив, что она будет нести полную ответственность за ее содержимое. Не прошло и суток, как в коробке оказались: оторванная голова плюшевого мишки, грязный теннисный мячик, порванный тапок, потерянный мной брелок, пачка носовых платков, две скрепки, пружинка от бельевой прищепки, три щепки для растопки, дохлый паук, украденный в гараже тюбик клея ПВА, большая железная гайка и полусгнившая морковка, которую я, вместе с дохлым пауком, тут же выкинула в мусорное ведро, несмотря на брысины аргументы. Затем она выкопала в саду все носки, тушь и прочие собачьи секреты, которые добавились к имеющемуся содержимому.
- Брыся, - говорила я, - я весь твой скарб уже собрала: подстилки, иструменты, документы, ошейники и поводки. Зачем ты мусор теперь в дом таскаешь?!
- Ты ничего не понимаешь! – возмущалась собака."




"Когда ЖЛ припарковал грузовик у нашего нового жилища, я увидела просунутый через сетку забора знакомый грушевидный нос. Брыся, не раздумывая, бросилась к забору.
- Привет! – заорала она, что было сил. – Тебя как зовут?!
- Тай. – ответил шар-пей. – А тебя?
- А меня Брыся! Мы тут теперь жить будем!"





Гл. 26
"- Мама-а-а, - тут же заныла Брыся, - а давай себе гальго возьмем! Или, лучше, двух! Я буду их веселить, а они будут выздоравливать быстрее!
- Нет, Брыся, - грустно сказала я, - мы пока не можем взять вторую собаку, не говоря уже о третьей. Но вот послать в ассоциацию какие-нибудь вещи – это вполне.
- Я могу им голубого ослика отдать! – воодушевилась Брыся. – Пусть играют! И мишкину голову, и мячики!
- А тебе не жалко? – спросила я. – Это же твои любимые игрушки!
- Но если не я, то кто? – ответила она, глядя мне прямо в глаза. – Кто?"





Гл. 27
"Наступила осень. В компьеньском лесу желтели и облетали листья, и все чаще раздавался звук горна – охотничий сезон был уже открыт. "





Эпилог
"На стене моей комнаты висит огромная самодельная карта, к которой, время от времени, добавляются новые части. Для того, чтобы ее склеить, мы с Брысей взяли листы синей бумаги, а также фольгу, из которой я сделала звезды. Поскольку Брыся активно участвовала в процессе изготовления карты, на ней полно отпечатков собачьих лап, а звезды немного кривоваты, но это нас совершенно не смущает. В качестве луны мы использовали поднос, от которого когда-то была отлеплена мышь, а солнцем стала золотистая картонка из-под торта."








Кого заинтересовало - вот ссылка на полный текст книги: https://www.litmir.me/br/?b=109439
...А сейчас Ирина и Брыся помогают старикам в домах престарелых: http://nikolai-endegor.livejournal.com/121865.html


.
Tags: city life, dogs, literature, photoart
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments